December 27th, 2012

росток

Егорий Храбрый и не только...

[Spoiler (click to open)]
Сказ о Егории Храбром по мотивам русских народных духовных стихов.
Режиссер: Сергей Меринов; сценарист: Н.Румянцева, З.Пронькина, А.Пронькин; композитор: Л.Землинский. (С) Студия Пилот





ГЕОРГИЙ Победоносец (греч. Γεώργιος Τροπαιοφόρος, в рус. фольклоре Егорий Храбрый, мусульм. Джирджис), в христианских и мусульманских преданиях воин-мученик, с именем которого фольклорная традиция связала реликтовую языческую обрядность весенних скотоводческих и отчасти земледельческих культов и богатую мифологическую топику, в частности мотив драконоборчества. Ортодоксальная христианская житийная литература говорит о Г. как о современнике римского императора Диоклетиана (284-305), уроженце восточной Малой Азии (Каппадокии) или сопредельных ливанско-палестинских земель, принадлежавшем к местной знати и дослужившемся до высокого военного чина; во время гонения на христиан его пытались принудить истязаниями к отречению от веры и в конце концов отрубили ему голову. Это ставит Г. в один ряд с другими христ. мучениками из военного сословия (Дмитрий Солунский, Фёдор Стратилат, Фёдор Тирон, Маврикий и др.), которые после превращения христианства в государственную религию стали рассматриваться как небесные покровители «христолюбивого воинства» и восприниматься как идеальные воины (хотя их подвиг связан с мужеством не на поле брани, а перед лицом палача). <...>

Весенний праздник Г. - 23 апреля отмечался в восточноевропейском и ближневосточном ареалах как сезонный рубеж скотоводческого календаря: в этот день впервые выгоняли скот на пастбища, закалывали первого весеннего ягнёнка, пели особые песни (ср. костромскую песню: «Мы вокруг поля ходили, Егорья окликали... Егорий ты наш храбрый..., ты спаси нашу скотину в поле и за полем, в лесу и за лесом, под светлым месяцем, под красным солнышком, от волка хищного, от медведя лютого, от зверя лукавого»); <...> По-видимому, славянские народы перенесли на Г. некоторые черты весенних божеств плодородия вроде Ярилы и Яровита, с чем, возможно, связаны народные варианты его имени типа Юрий, Юры, Юр (укр.), Еры (белорус.). <...> Он отвращает от человека и домашних животных также змей, что связано с его ролью змееборца (драконоборца): легенда приписала ему умерщвление хтонического чудовища, этот популярнейший подвиг богов-демиургов (напр., Мардука, Ра, Аполлона, Индры, отчасти Яхве) и героев (напр., Гильгамеша, Беллерофонта, Персея, Ясона, Сигурда и др.). <...> Тема драконоборчества вытесняет все другие мотивы иконографии Г., ложится в основу многочисленных произведений искусства. Интересное исключение представляют русские духовные стихи о «Егории Храбром», игнорирующие эту тему. В них Г. оказывается сыном царицы Софии Премудрой, царствующей «во граде Иерусалиме», «на Святой Руси», его облик наделён сказочными чертами («Голова у Егория вся жемчужная, по всем Егорие часты звезды»); от «царища Демьянища», т. е. Диоклетиана, он терпит за веру заточение в подземной темнице в продолжение 30 лет (как это заточение «во глубок погреб», так и 30-летнее сидение богатыря - постоянные мотивы былин), затем чудесно выходит на свет и идёт по русской земле для утверждения на ней христианства. Трёх своих сестёр, коснеющих в язычестве, он видит заросшими коростой и волосами дикими пастушками волчьей стаи; от воды крещения короста с них спадает, а волки, как и змеи, отходят под упорядочивающую власть Г. Всё кончается богатырским поединком Г. с «царищем Демьянищем» и искоренением на Руси (выступающей как эквивалент эйкумены) «басурманства».

С 14 в. изображение всадника на коне становится эмблемой Москвы (затем входит в герб г. Москвы, а позже - в состав государственного герба Российской империи). В 1769 в России был учреждён военный орден св. великомученика и победоносца Георгия, в 1913 военный Георгиевский крест.
<...>



[Мифы Народов Мира]



Я почему-то не удивился, когда обнаружил, что русские духовные стихи помещают Иерусалим на Святой Руси.





Егорий Храбрый

Как в городе, во Иерусалиме,
При царе было, при Федоре,
При царице было, при Софее,
Породила она Федору три дочери,
Еще четвертого Егория Хараброго.
Выходит из той земли, из жидовские,
Жидовские, басурманские,
Царища Мартемьянища.
Полонил он у Федора три дочери,
Еще четвертого Егория Хараброго.
<...>
Как по Божиему повелению, по Егорьеву умолению,
Подымалися ветры буйные со святой Руси,
Со святой Руси — погода и со вихорем;
Разносили пески рудожелтые,
Раздвигали доски чугунные,
Разметали щиты все дубовые,
Выходит Егорий на святую Русь.
Идет во свой во Иерусалим-град.

<...>


[Былина из собрания В.И.Даля; записана в Сорокинской пристани, Екатеринбургского уезда, Пермской губернии]



Толи действительно город Иерусалим был изначально на Руси, толи Русь была там где Иерусалим сейчас, толи под русью понималось нечто иное чем сейчас...

К слову, в мультике "из той земли, из жидовские, жидовские, басурманские", толерантно заменено на "царство латынское, латынское, басурманское". :)

Ну да ладно, не об этом речь.

Георгий, Егорий, это конечно же - герой. По крайней мере, мотивы героических мифов, здесь присутствуют в полной мере.




ГЕРОЙ (ήρως) в греческой мифологии сын или потомок божества и смертного человека. У Гомера Г. обычно именуется отважный воин (в «Илиаде») или благородный человек, имеющий славных предков (в «Одиссее»). <...>. В словаре Гесихия Александрийского (6 в.) понятие Г. разъясняется как «мощный, сильный, благородный, значительный» (Hesych. v. ήρως) - Современные этимологи дают различные толкования этого слова <...> История Г. относится к т. н. классическому или олимпийскому периоду греческой мифологии (2-е тыс. до н. э., расцвет - сер. 2-го тыс. до н. э.), связанному с укреплением патриархата и расцветом микенской Греции. Олимпийские боги, ниспровергшие титанов, в борьбе с доолимпийским миром чудовищных порождений матери-земли - Геи, создают поколения Г., вступая в брак с родом смертных. <...> Иногда Г. не знает своего отца, воспитывается матерью и отправляется на поиски, совершая по пути подвиги.

Г. призван выполнять волю олимпийцев на земле среди людей, упорядочивая жизнь и внося в неё справедливость, меру, законы, вопреки древней стихийности и дисгармоничности. Обычно Г. наделяется непомерной силой и сверхчеловеческими возможностями, однако он лишён бессмертия, остающегося привилегией божества. Отсюда несоответствие и противоречие между ограниченными возможностями смертного существа и стремлением Г. утвердить себя в бессмертии. <...>

Личность Г. большей частью имеет драматический характер, т. к. жизни одного Г. не хватает, чтобы воплотить предначертания богов. Поэтому в мифах укрепляется идея страдания героической личности и бесконечного преодоления испытаний и трудностей. <...>

Ранний героизм - подвиги Г., уничтожающих чудовищ: борьба Персея с горгоной, Беллерофонта с химерой, ряд подвигов Геракла, вершиной которых является борьба с Аидом (Apollod. II 7, 3). <...>

Зачастую Г. испытывает мучительную смерть (самосожжение Геракла), гибнет от руки вероломного злодея (Тесей), по воле враждебного божества (Гиакинф, Орфей, Ипполит). Вместе с тем подвиги и страдания Г. рассматриваются как своего рода испытания, вознаграждение за которые приходит после смерти.
<...>


[Мифы Народов Мира]




Георгий, Егорий, Геракл, Геркулес, Герой, Храбрый - киньте в меня камнем, если эти имена и слова не имеют общего происхождения!

В этом случае вполне понятна связка имени Егорий с прилагательным Храбрый. Точно по тем же причинам зайка зовётся поскакайкой (изначально заяц - это "прыгун"), а тьма - кромешной "непроглядной". Утерянное понимание прямого смысла одного слова дополняется ясным смыслом второго.

Хорошо, если Егорий - это Храбрый, то, что такое храбрый?

Мы привыкли понимать, это слово, как "бесстрашный, смелый", а под словом герой "исключительного по смелости человека", однако в прошлом слово храбрый (др.-рус. хоробрый), означало скорее "резкий, решительный", подразумевая видимо, что храбрый - это тот, кто под действием внутреннего импульса, может сделать рывок, шаг, совершить поступок, несмотря на страх. Храбрый ведь не тот, кто не боится, а тот, кто может преодолеть свой страх. Смелый, кстати, это тоже тот, кто может преодолеть свой страх (смелый = сумел).

Храбрый - хорохориться "держится вызывающе, храбрится" по отношению к объекту своего страха.

Что же такое хорохориться?

Не ищите ясной этимологии этого слова, её не существует. Потому, что звуки этого слова, напрямую отражают его суть (также как, например, смысл слова шершавый, ясно ощущается в его фонетике). Это изобразительное слово идущее изнутри нашего естества, мысль выраженная звуком, поэтому просто его прочувствуйте.

Храбрый ещё и тот, кто идёт нахрапом "от сущ. нахрап «сила, нахальство»".

Что же такое нахрап?

Во-первых: семантика решительности, быстроты, резкости слова нахрап вполне отчётлива. Нахрап - также изобразительное слово (ср. резать и резко, решительно, корябать и нахрапом, скоро), а во-вторых: нахрапом - это абсолютно тоже самое, что и на ура "решительно и быстро", и по смыслу, и фонетически.

И вот тут мы подходим к самому главному. Потому, как тут становится  ясна суть нашего боевого клича "ура!"  (также нем. hurra, англ. hurrah, фр. hurrah).

       [х    р а б] р ы й
       [х о р о б] р ы й
н а [х    р а п] о м
н а [   у р а   ]
       [h u rr a  ]

Общий корень этих слов несёт семантику решительности, быстроты, резкости, и если слово - есть мысленный образ выраженный звуками речи ("речь - деятельность по вербализации образов сознания человека" см. психолингвистика), то что выражает боевой клич "ура!"?

Заметим, что связь между мысленным образом и словом не направлена исключительно в одну сторону. Не только мысль рождает слово, но и наоборот, слово - рождает мысль, иначе мы бы только говорили, а слушать не имело бы никакого смысла.

Слово рождает мысль.

Мысль рождает действие.

Клич "ура!" рождает мысленный образ решительности, быстроты, резкости (т.е. храбрости).

Мысленный образ [храбрости] рождает... храбрость!


С

Новым Годом и
Рождеством Христовым

Вас!